Четверг, 06.10.2022, 19:05
Приветствую Вас, Гость

День 54. 7 декабря, пятница | December 7, Friday

Нейтральная зона быстро закончилась и вот уже совсем рядом пункт пропуска в народную демократическую республику Лаос. Не смотря на то, что я был один такой «посетитель», сотрудники таможни решили прямо с порога заявить о необходимости уплаты сбора за оформление документов, а говоря проще – требовать взятку в 2 доллара за штамп. И так они меня спрашивали и эдак, даже на риэли были согласны, лишь бы дали на лапу, но поняв, что денег у меня нет, пропустили так. Для порядка подержали с минут пятнадцать и, вроде бы, начальнику звонили. Вообще они, наверное, привыкли получать мзду от иностранцев, делающих визаран, но вот здешний пункт пропуска навряд ли может считаться хорошим местом для таких «операций». Покинул место без потерь, но понял, что они какую-то «свинью» мне да подложат, ибо объяснил им, что передвигаюсь на попутном транспорте. Так вот, вполне вероятно, эти «товарищи» сообщали водителям, движущимся со стороны Камбоджи, чтобы меня ни в коем случае не брали, даже в багажник! Данное суждение субъективно и основано на «удачном» опыте застопить хоть какую-то машину или мотоцикл.

После продолжительного пешего похода меня, наконец, подвозили обслуживающие гидротехнические сооружения на Меконге китайцы на пикапах. Пройти пришлось немало: вначале 3км, а потом 5км и ещё 4км под уже палящим солнцем с полотенцем на голове, отчего водители думали, что я саудит или какой-то путешествующий араб с бородой – поведали мне китайцы. Было крайне неожиданно их тут встретить и поначалу, когда протягивал им таблички с заготовленными фразами про автостоп, они непонимающе мотали головой, а потом говорили «тимбудон», что моментально отрезвляло меня и подключала языковые ресурсы месячной давности. После того, как они убеждались, что я – свой, мы ехали дальше ещё с 10-15км, поскольку они двигались на работу. Первые двое китайцев даже имели аккаунты в Фейсбуке, и мы обменялись контактами, со вторым водителем такого обмена не состоялось – он был очень рад и доволен, но социальными сетями не пользовался, поэтому остаётся поблагодарить его заочно. Двигался я пешим ходом или в салоне мимо деревень (по-лаосски – бан ban) Веункам, Ноккок Веункао, Хатсай Коун.

За поворотом на остров Конг, куда возят многих туристов и место это называется долиной 4000 островов, я нашёл холм с буддистским монастырём. На самый верх вела широкая лестница с шикарными поручнями, выполненными в виде змей, Наг и крокодилов. Забор был высокий, но вход открытым, а внизу ещё стояли две беседки, в одной из которых я и остановился передохнуть. Там даже циновка лежала и было понятно, что кто-то тут спит по ночам, но мне было достаточно и широких лавочек, на которых также оказалось неплохо разместиться. Снял свои шлёпанцы, от которых мои ноги, и в частности пальцы, терпели серьёзные увечья, перекусил, выпил водички и лёг спать. Удалось отдохнуть с часок, после чего я решил осмотреть сам комплекс, привлёкший меня прежде всего лестницей.

Как я уже сказал, что перила достойны отдельного описания: вначале из пасти крокодила или точнее сказать каймана торчат семь змей: у каждой есть небольшая борода, а у самой крупной ещё на носу торчит маленький змеёныш. Кайман составляет собой нижний ярус перил и держит в лапах золотую рыбку. Затем идёт Нага с королевским воротником и из туловища его уже исходят семь голов. Потом, на верхних ярусах красуются одиночные гады в числе четырёх штук, как бы спускающихся из главного храма один за другим.

На территории были ещё расположены всякие ступы, малые храмы, статуя Будды и всякие ещё постройки. Храм посещаем, туда понемногу подъезжали лаосцы и справляли какие-то требы, монахи находились внутри, а коровы мирно паслись снаружи. Такая вот «пастораль» вырисовывалась, даже плакатики там были с изображением жизненного «цикла» человека, но вот о трансформации ни слова! Подумал я про всё это и… пошёл дальше.

Переход вдоль полей с пасущимися буйволами и небольших крестьянских хозяйств с курами и прочей живностью при отсутствии транспорта (даже навесных плугов никто не использовал) происходил почти час, отчего был сделан очередной привал, и, к счастью, после этого одна из машин, звук которых я уже научился улавливать на большом расстоянии, остановилась. В салоне сидели двое лаосцев, вначале пытавшихся со мной ещё разговаривать на вьетнамском и на тайском, один из которых я чуть подзабыл, а второй и вовсе не знал. В качестве нейтрального и общеизвестного был избран английский и за разговорами большой участок километров в сто прямо до автовокзала города Паксе был пройден. Водитель пикапа Тойоты Хайлюкса (самая распространённая марка в ЮВА) Сай вёз своего друга на автовокзал, чтобы отправить во Вьентьян – столицу демократической республики Лаоса. По дороге он угостил меня пивом, водой, рисом и жаренными цыплятами на палочке (есть их не стал, уж очень были костлявые и походили больше на летучих мышей). На вокзале мы распрощались и ко мне подвязался индус с предложением подвезти до центра, где он содержит хостел, но безплатный подвоз и моё желание использовать палатку его не привлекло, поэтому я решил по-старинке, воспользоваться 11-м номером (единицы напоминают ноги и это шуточное выражение –не автобус!).

Сразу же встретил двух стопщиков (девочку из Аргентины и парня из Испании), которые направлялись в сторону Камбоджи к тем самым четырём тысячам островов. Они ранее не использовали автостоп, поэтому написали на большой картонке куда они едут и молодой человек без головного убора (указал ему на необходимость беречь голову, девушка была в шляпке) стоял с этим «объявлением» уже полчаса на одном месте в городской черте. Думаю, в итоге им улыбнулась удача и их увезли в известном направлении, а я же пошёл в узкими улочками кратчайшим путём к 16-му шоссе. На перекрёстке остановился мотоциклист по имени Севан, который ехал в сторону рынка и с удовольствием меня подвёз, Был он в хорошем настроении, гладко выбрит и направлялся на какое-то мероприятие или встречу. Пахло от него толи духами, толи водкой, которую здесь можно приобрести безо всяких на то ограничений. Вёл он уверенно, поэтому запах водки просто взбудоражил мою память.

От рынка, посещение которого в мои планы не входило, я двинулся в сторону стадиона Чампасак и затем свернул на шоссе 13S, чтобы пройти мимо музея и затем пойти на видовую площадку. В музее была устроена внутренняя и внешняя экспозиции, а сами сотрудники (за исключением, наверное, смотрителей) были заняты игрой в петанк – это когда нужно одной команде попасть металлическими шарами в одно место, а другой команде по возможности выбить их оттуда. Площадок было четыре, но играли они на одной, размерами 6 на 2 метра. Команды состояли из трёх человек, была ещё и группа поддержки. Игра позволяла интересно проводить время и за кружечкой чая или камбоджийского Ангкора (пива в алюминиевых баночках), сигареткой незаметно проходили минуты, часы, дни… Рядом была вода и туалет, а также розетка, но спустя двадцать минут на площадку начал задувать сильный ветер и даже под балдахином стало темнеть – надвигался какой-то циклон. На открытом пространстве мне оставаться не захотелось, и я покинул игроков, даже и не помышлявших прекращать свой петанк.

С каждой минутой ветер усиливался, поднимал клубы пыли: пакеты, упаковки и бутылки поднимались в воздух, листы металлического профиля, которым заделывали заборы, издавали не добрые звуки, будто были готовы сорваться со своих мест, баннеры трепыхались словно тростинка и не было возможности противостоять стихии. Люди с улиц быстренько исчезли, машин стало также мало. О смотровой площадке пришлось на время забыть и найти по навигатору хостел на случай серьёзного дождя, который уже начинал накрапывать.

Совсем стало невыносимо двигаться за перекрёстком, когда храм Там Фаи был позади и переходить улицу, чтобы в нём переждать непогоду я не захотел. Остановился под навесом свадебного салона, но решил отойти подальше, чтобы установленные снаружи конструкции от порыва ветра на меня не рухнули. Осмотрительность это хорошо, поскольку так именно и произошло. Ветер сдувал всё, что только можно, а тропический ливень обильно заливал всё водой – лил как из ведра, такого ни разу за всё путешествие не испытывал. Пришлось подкатать штанины, одеть дождевик, облачить рюкзак в пакет, снять кроссовки, чтобы их не замочить и обуть шлёпки, поскольку дождь доставал даже под тентом – угол траектории капель был более 45 градусов! Место зато выбрал хорошее, прямо напротив отеля дворец Чампасака – удивительно красивого здания, какие встречаются где-нибудь во Флориде или в Беверли хиллз.

Через где-то минут сорок непогода прошла и хозяева свадебного салона принялись разгребать завалы. Я им в этом помог, поскольку женщины ничего поднять, кроме крика, не могли, а конструкции были массивные, но не тяжёлые. Помощь ими была воспринята очень хорошо и они дали мне воды (ну не букеты же мне давать или свадебные костюмыJ). В общем, продолжил свой путь к мосту через реку Цедон мимо того самого хостела для бэкпэкеров и транспортной компании мистеров Ко, Таи, Соук, предлагавших автобусные туры в Убон (Тайланд), Сиемрип (Камбоджа), Вьентьян и ещё куда угодно за 60, 80, 150, 165, 210 тысяч кип, прайс-лист я себе отснял на всякий случай. У агента спрашивал за обменник и он сказал, что поменять риэли не может и мне нужно пойти в торговый центр, рядом с которым я смогу всё узнать.

Прошёл мимо китайского храма Сопсе – заходить не стал, поскольку здания внутри были закрыты, такая же ситуация наблюдалась и в храме Луанг, но там было очень много ступ и домиков-кумирен для всяких божеств. Обменник я нашёл, но, к сожалению, риэли они тут не принимали, что начало наводить меня на всякие мысли чуть ли не о заговоре относительно данных мне простыми людьми денег!

Далее посетил видовую площадку, с которой посмотрел на слияние Цедона и Меконга, а также мост через Цедон и потом направился к церкви, которую нашёл по навигатору. Прошёл мимо международной высокотехнологичной поликлиники и на углу обнаружил католический приход. Здание церкви было закрыто, поэтому я разместился во внутреннем дворике, чтобы отдохнуть, перекусить и попить водички. Меня через минут пять заметили учащиеся местной семинарии и стали расспрашивать про то, кто я и откуда а также чем они могут быть полезны, даже с пастором поговорить предлагали. Но у меня была самая главная просьба об «инспекции» клозета, который мне резко понадобился, но был на замке. Молодой послушник оперативно прибежал и открыл замок, чтобы не доставлять никому неудобств. После такой милости ещё больше учеников собралось вокруг меня и мы сделали несколько совместных фото. Жаль, что социальными сетями никто не пользовался, поэтому контактов их у меня не осталось.

Уже под вечер решил двинуться по мосту через реку Меконг после того как прошёл храм Хонгкаём. По мосту этому осуществляли пробежку немногочисленные местные жители, которым раза три или четыре приходилось уступать узкий тротуар. Прохождение этого архитектурного сооружение заняло примерно минут пятнадцать: шёл не спеша, рассматривая всё вокруг. Видно было прямо от начала моста храм Фоу Салао с огромной статуей сидящего Будды, подсвеченного со всех сторон. Думал даже заглянуть в эту обитель и провести там ночь в палатке или же на циновках рядом с монахами, но дорога туда заняла бы ещё час или два (карабкаться сквозь овраги и ручьи мне не очень хотелось, тем более по темноте), поэтому направился дальше по шестнадцатому шоссе.

Почти под ночь меня подвёз дядька-мопедист, который совершенно ничего не понимал на языках, отличных от лаосского, но дал трубку, чтобы его дочь была переводчиком и разъяснила ему что да как. Посредством мобильной связи удалось достичь понимания, и дядька доставил меня в гостиницу к одной из своих знакомых, но про деньги ей, видимо, не сообщил, а точнее про их отсутствие. Добрая хозяйка через молодого помощника по имени Нат поняла, что мне не нужен номер и я лишь нуждаюсь в месте, где можно было бы установить палатку. Место тут же нашлось, во дворе под навесом из металлического профиля. Мой «спаситель» уехал, а владельцы придорожного заведения начали со мной разговаривать. Получалось как-то невпопад, но Нат хоть чуть-чуть спасал положение своим знанием элементарного английского.

В качестве ужина хозяйка принесли растворённой в кипятке лапши и бутылочку питьевой воды. Поел я в присутствии собравшихся, которым было интересно за мною наблюдать: хозяйка, её дочери, Нат и ещё несколько молодых работников рассматривали меня со всех сторон. Происходило это не долго и мы принялись разговаривать об увлечениях и выяснилось, что ребята ничем кроме просмотра Ютюба не занимаются в свободное время и лишь Нат изредка занимается пауэрлифтингом (подъёмом тяжестей). У них была рядом гантель на 8кг и гриф с блинами на 32кг, которые мы быстренько освоили, устроив небольшое состязание. На неполный желудок смог показать неплохие результаты, тем более сил у меня прибавилось, но превосходить ребят также было не хорошо, сошлись на примерно одинаковых достижениях и хозяйка скомандовала им, что пора завершать наш турнир. Мне показали, где расположен душ и перед сном было очень здорово его принять, почистить зубы и застирать носки. Прищепки и верёвка мне пригодилисьJ Потом был сон…

Про деньги не пишу, ибо их количество и ассортимент не изменились.

День 55. 8 декабря, суббота | December 8, Saturday

Проснулся поутру, умылся, собрал палатку и вещи. Только задумал выходить и обнаружил, что забор-то закрыт и не хорошо будет уходить, не сообщив об этом. Пришлось подождать, заглянуть в дом и как-то обозначить своё пробуждение. Нат не появлялся, но ближе к 09:00 хозяйка, вероятно, услышала меня и спустилась вниз. Я дал ей или монеты или купюру в качестве сувенира, попросил открыть ворота и пошёл, сделав ручкой.

Чуть-чуть получилось пройти и «выцепить» из нарастающего потока машин и прочего транспорта наполненный людьми пикап, за рулём которого была миниатюрная молодая женщина Дао (имя её означает «путь»). Ехала она за рулём большой машины со своим семейством на границу с Тайландом, чтобы затем посетить в храм. Проехали мы Фонтонг и эти 35км где-то за час, после чего оставили машину на стоянке близ пункта пропуска и пошли пешком. Меня офицеры решили направить сразу в кассу, чтобы я уплатил «формальный» сбор за штамп, но Дао объяснила им, что я вообще без денег, тогда паспорт быстренько отштамповали и отдали обратно, а требовали изначально 10 тысяч кип.

Пришлось подождать родственников Дао, которые забыли оформить документы на ребёнка и отцу пришлось быстренько сбегать к начальникам, чтобы поставить в нужном месте печать – такая тут бюрократия, а дежурный на посту все эти бумажки собирает и потом несёт опять начальству для проформы. Что, нельзя было это сделать самостоятельно, чтобы не гонять человека? Ведь они ему не сообщили, что надо именно так всё оформить… не понравилась мне эта ситуация. Отняла она у нас минут двадцать, за которые мы, однако успели пофотографироваться на фоне окрестных пейзажей и с социалистической символикой, которая здесь представлена почти также богато, как и во Вьетнаме. Кстати, посольства, консульства и культурные центры этой соседней республики в Лаосе довольно распространены, но также чувствуется влияние северного соседа – Китая во многих сферах экономики и производства.

День 55. 8 декабря, суббота | December 8, Saturday

Государственную границу Таиланда пересёк в районе 11 часов близ населённого пункта Чонгмек без каких-либо «проблем». Главное, нужно было заполнить иммиграционную карточку и подать её инспектору. В руках у меня был пакет и сумка Дао с вещами, которой заинтересовались пограничники, благо сама владелица была рядом.

Поскольку семейство ожидало представителя «церкви», то я решил с ними побыть, чтобы уже потом самостоятельно отправиться в столицу посредством поиска попутного транспорта. Представителем была женщина лет пятидесяти, добрая и улыбчивая и после вопроса Дао о возможности взять ещё одного человека в храм, та обрадовалась и пригласила меня также. Я был совершенно не против, тем более, что по моим расчётам времени для всяких дел (появилось оно от очень удачного стечения обстоятельств, а именно попутчиков) было часа три-четыре.

Поскольку машина осталась в Лаосе, нас посадили в микроавтобус и транспортировали к храму, который расположился на территории школы (или это была школа при храме, не знаю…), к которой ведёт дорога 2396. Первым делом нас встретили и покормили. На металлической тарелке оказался суп, рис, соусы, овощи и фрукты, а ещё давали на выбор кофе или чай. После обеда началось собрание, которое происходило в форме лекций и монологов со стороны руководителей и попечителей. Был какой-то праздник, поэтому выступали гости из Китая, которым помогали доносить их идеи переводчицы. Дресс-код был классическим: белый верх, чёрный низ. Патронаж и спонсирование организации осуществляется через китайские фонды и имеет целью распространение «корневой» или исходной религии, о которой я чуть-чуть узнал в ходе беседы с представителями этого реформаторского направления буддизма (личное умозаключение, основанное лишь на обрядовое стороне). Сами адепты свою религию сектой или церковью не считают – говорят лишь, что это философское течение, и они ищут и идут к той самой прарелигии.

Понравилось их отношение к смерти и рождению, трансформации и реинкарнации, однако механизмов этих они объяснить были не в состоянии. Также интересной оказалась схема, в которой мировые религии были представлены в виде древа, порядок следования ветвей в котором, по моему мнению, был «немного» нарушен. Ещё вопрос о душе и духе вызвал у них немало споров, поскольку на диаграмме, где были представлены различные жизненные формы: не было грибов, трав, деревьев, камней, сил природы, бактерий, вирусов и так далее. Ну и конечно же о свойствах Б-га, о котором говорят все они не ведали, а лишь свидетельствовали о его характеристиках и промысле. Снабдив их важной информацией относительно его единстве, неделимости и вездесущности, мы пришли к общему знаменателю, ведь эта триада-троица является универсальным идентификатором Б-жественного присутствия.

Так, постепенно придя к общему знаменателю… а за разговорами подошло время мне отправляться дальше в путь. Меня все начали активно расспрашивать, как я планирую добраться до Бангкока и сколько имею при себе денег, но… когда услышали и поняли, что путешествую я без местных купюр и монет, решили снабдить наличностью. Переводчица Ка Синмахат и помощница дали по 200б (порядка 800 рублей в общем) на первое время и ещё завернули еды в пакеты. Водитель был также членом этой общины и поэтому подвёз меня до автовокзала, где я с его помощью купил билет на автобус за 100б до Убонратчатхани. Пока ждал отправления, съел часть провизии, данную мне недавно, поскольку в руках уже было 2 пакета со всякими вещами и едой, затрудняющих свободное моё перемещение.

Очень хорошо, что так всё сложилось, ведь как только ван (микроавтобус) отправился в путь, а встречные машины двигались по левой полосе, я подумал, что в Таиланде водители спятили и для адреналина специально устраивают такие «трюки», но я ошибся – здесь действует левостороннее движение! Вначале, когда движение не было таким интенсивным это очень пугало: казалось, каждый драйвер специально «выжимает» нас с законной полосы, а мы тоже в такую игру играемся, но постепенно, ближе к Убону (краткая форма названия) стало менее заметным с тех позиций, что это явление было тут обыденным.

В Убоне ван остановился неподалёку от автобусного терминала, но мне ещё в общине посоветовали воспользоваться железнодорожным транспортом, чтобы добраться до столицы, однако на руках у меня было лишь 300б, и чтобы достичь вокзала, нужно было по 212 дороге (широкополосное шоссе) проехать 10км, чтобы успеть купить билет. Расписания поездов я не знал, кроме того сразу после появления на улицах мне стали предлагать свои услуги таксисты и мотоциклисты с приличным ценником… на поход туда пришлось бы затратить часа три, поэтому было решено попытать счастья в терминале. Поначалу я прошёлся и посмотрел на стоимость билетов до Бангкока у разных транспортных компаний и понял, что нужно действовать через водителя или кондуктора, но на табло отправлений необходимого маршрута не нашёл, поэтому решил доесть суп и рис, данный мне сегодня, а заодно и присмотреться как действуют местные жители. Так вот, если им нужно куда-нибудь уехать, то они пользуются небольшими автобусами или специальным мотоциклистам (с жёсткой тарифной сеткой), дежурящим прямо на территории терминала для перемещений по городу, и обращаются к посредникам, которые взаимодействуют с водителем напрямую, если нужно проехать в Чангмай, Кхонкэн, Пхитсанулок, например.

Мне посредничество было не очень понятно, поэтому по окончании трапезы я подошёл к автобусу, на котором было явно написано, что он идёт в Бангкок и спросил водителя про возможность поехать с ним. Он, оказалось, ожидал своего часа и должен был ещё постоять до отправления часа два, поэтому вежливо «передал» меня тому самому посреднику. Деньги взял все и они уже через третьи руки дошли до водителя, который ещё минут десять ходил туда-сюда, а контролёрша с меня билет требовала, но быстренько смекнула, про то, что да как. В общем, оставшуюся часть суток провёл на втором этаже салона автобуса, снабжённого даже душевой кабиной и туалетом!

Вот так, налегке я двигался в Бангкок. Поспать удалось прямо в автобусе.

День 56. 9 декабря, воскресенье | December 9, Sunday

Автобус прибыл в северный терминал столицы Чатучак рано утром в 07:30. В дороге прошло 12 часов, потому, что мы заезжали в каждый город и останавливались на минут десять-пятнадцать. Мне же было интересно насколько «прямым» маршрутом мы движемся. Оказалось, что мы дали хороший крюк в лишних 300км, собирали и высаживали пассажиров вначале в Ройете, а потом уже после Банфая по национальному шоссе № 2 направились в Бангкок. Вышел я ещё сонным, посетил сразу же туалетные комнаты (посещение свободное, без платы), умылся и от дальнейшей ходьбы быстренько пришёл в норму.

На пустынных улицах только начинали разворачивать свои лавочки местные коммерсанты, разогревали плиты женщины в импровизированных пролетарских столовых, но я всё шёл. Поначалу решил воспользоваться метро или чуть-чуть отдохнуть в парке Чатучак, но парк только-только открылся, а стоимость проезда на метро от станции Мочит была чрезвычайно высока, поэтому ни мои риэли, ни потрёпанные доллары не были бы восприняты кассирами. Поэтому пешком мне удалось добраться аж до центра города. По пути встретил одного дядьку-программиста с бородой из Хорватии, который трудится на одну из ИТ-компаний, занимающейся кибербезопасностью. Он, кстати, никакими приложениями для быстрой отправки сообщений не пользуется и предпочитает жить в съёмном жилье, чтобы менять своё место жительства – такая его философия.

По пути зашёл на лоджию центра Фахолиотхина, где только-только открылось кафе, были розетки снаружи и исходил хороший сигнал WiFi. Там-то я несного пересидел начавшийся дождик, подзарядился и отправил сообщения домой и своей однокурснице Ксении, с которой мы договорились встретиться на острове Пхукете. Прошёл я и мимо монументу Победе, установленному в центре автомобильного кольца, а потом добрался до железнодорожной станции Фаятай, где можно было идти прямо по путям и прилично сократить свой путь к расположенным близ дороги Висуткасат хостелам.

В первом хостеле не было мест, но была возможность подзарядить телефон и посмотреть интернет, чтобы найти ещё варианты размещения себя на ночь. Пока сидел, познакомился с австралийцем Патриком, похожим немножко на моего друга Максима Кнауса, только если бы он отпустил усыJ Он, правда, путешествовал в свой отпуск и имел при себе два огромных рюкзака, чем меня удивил – даже у девчонок-путешественниц во Вьетнаме был один большой и один маленький, а тут два больших!!! Короче говоря, кого только не встретишь! Пошёл дальше, в другой хостел неподалёку, показал «свои» риэли, но принимать их управляющий не стал и сообщил, что мне нужно обратиться в обменник.

Вышел я из этого хостела и заметил молодого индуса, который только был там и решил у него узнать об условиях проживания в сём заведении… Барри высказался в очень нелицеприятной манере и направился куда-то скорым шагом. С собой у моего нового знакомого был лишь чемодан на колёсиках и телефон, который он держал в руке. Мы разговорились и оказалось, что он нашёл куда более приятное место для проживания: дешёвое, рядом с рынком и всякими достопримечательностями (форт Фра Сумен похожий на какой-нибудь наш кремль, тот же Казанский или Новгородский), а самое главное – со свободными койками. По пути мы нашли обменник, в котором мне хотели дать за мои риэли совершенно смешную сумму, и пришли в индийский хостел, который назывался «место» Плэйс Ин. Барри поручился за меня, да я и сам показал, что деньги есть – но не те))) и их только стоит обменять. Комната была просторная, как зала в нашей усадьбе, и по обеим сторонам было возможно разместиться 12 людям в отдельных зашторивающихся «ячейках» с фонариком и розетками. Пока присматривался к расположению жизненно важных комнат, познакомился с товарищем из Зальцбурга Тео, который путешествовал посредством криптовалюты, в которой увидел перспективу и инструмент будущего – интересный человек, с которым поговорили уже обстоятельно на следующий день, а пока… разместился, положил вещи, принял душ после долгой дороги и пошёл искать хороший обменник и что-нибудь поесть.

Моментально, практически сразу, пройдя по внутреннему дворику улицы Трок Касап, обнаружил настоящий кинологический питомник, где разгуливали без намордников большие и маленькие собаки, а хозяйка – единственный представитель человеческой расы их «поддерживала». Ну, в смысле рассказывала туристам историю о том, что она заботится об этих несчастных бездомных зверюшках и каждый вправе пожертвовать 10, 20 или 50 бат на корм для её питомцев. Странное место… и выход оттуда удалось найти не сразу. Квадрат этот представлял собой какую-то помойку с кучей поднимающих лай по случаю приближения людей собак с деревянным настилом для перехода на другую сторону этой площадки. Поначалу я шёл по стрелке, указывавшей на лестницу, но поднявшись по ней обнаружил на двери надпись, гласящую о том, что тут прохода нет, поэтому пришлось опять возвращаться к месту переправы, после чего уже был найден выход.

Удивительным образом преодолев сие необыкновенное препятствие, я вышел на оживлённую улицу Чакрабонгсе, перейдя которую наткнулся на зелёную будку обменника, где на табло был показан хороший курс доллара к бату. Обменял сразу же 15 дареных долларов на 477 бат, а вот риэли тут принимать отказались. Решил ещё погулять по Каосану – центральному району Бангкока, аналогу нашего Арбата. Ходил, значит, гулял себе в поисках чего съестного и тут слышу русскую речь и иду на звук… источником которого явился разговор по поводу выгодного обменного курса между молодыми супругами из Москвы. Артур Ишмуратов и Таня – туристы со стажем, поэтому сразу же после знакомства мы стали обмениваться информацией: я вещал с колокольни своего малого опыта, но свежих впечатлений, а они – наоборот, поэтому получилось нормально. Искали мы вначале обменник, поскольку они только прилетели (из какой страны – забыл) и на руках имели лишь американскую валюту. После приличных исканий, а я даже и не подозревал, что здесь колоссальная конкуренция в области обмена и что почти всегда можно выручить больше бат, чем тебе предлагают, но… от всех этих хождений стало просто невыносимо перемещаться без какой-нибудь подпитки, поэтому было решено найти харчевню или уличную столовую, чтобы перекусить.

Неподалёку от одной из главных достопримечательностей Бангкока искомый объект был обнаружен по характерному едкому и чрезвычайно летучему запаху, исходившему из почти каждого заведения общепита в Таиланде – результата использования специфических приправ и соусов, произведённых из тухлой рыбы. Для нашего обоняния это крайне неприятный запах! Тем не менее, если найти проветриваемый участок поверхности, то можно вполне его и не заметить. Пока ждали заказ (его готовят при вас), встретили забавного англичанина, весельчака, который когда узнал о том, что мы из России начал рассказывать о том, как он боится русских, потому что у них может быть при себе «новичок» – только-только шпионская история про шпили-тур в Солсбери получила широкую огласку. Смешной человек, однако, сообщил, что имеет свой канал на Ютюб и выкладывает туда интересные видео, в том числе лекции… жаль, что я забыл его имя и записать его он мне не дал, сославшись на то, что не даёт свои контакты незнакомым людям, пусть даже хорошим, пусть даже русскимJ В общем, на 40б удалось мне покушать добрую порцию риса с курой, яйцом, зеленью и водичкой, Таня и Артуром разделили порцию на двоих. Далее нам пришло время расходиться: им в отель, мне на разведку и возможные дальнейшие поиски обменника риэлей. По дороге увидели банановый развал рядом с одним магазинчиком и чуть-чуть «затарились»: купил себе большой (не пальчиковый и не мизинчиковый) банан за 7б.

Далее пошёл прогуляться по городу, набрёл на какой-то буддистский храм, где встретил парочку из Латвии – Эдгараса с обаятельной, улыбчивой и такой же высокой, как и он сам, спутницей. Мы поговорили на чистом русском языке за жизнь и сделали несколько совместных фотографий. Вначале разговаривали по-английски, а после того как меня выдал акцент, Эдгарас назвал будто бы пароль: «русский чтоли?» и улыбнулся, отчего как-то хорошо даже стало, в смысле слова выбирать и постоянно переводить свои мысли на другой язык. Посмотрели на огромную статую Будды, и пошли в другой храм: ребята пошли осматривать его изнутри, а мне показалось достаточным – снаружи, ведь хотелось ещё достичь королевского парка Читралады и поля для гольфа.

На моё счастье, объекты были доступны, но времени на их посещение становилось всё меньше, а уже на месте стало понятно, что сегодня вечером тут будет король со своей свитой, поэтому нужно будет выбрать другой момент для их посещения. Посмотрел на приготовления, на охрану, ковровые дорожки, приглашённых в праздничных костюмах и толпу зевак, начавших образовывать небольшие эшелонированные очереди в округе. Кроме того, центр города был перекрыт в связи с велозаездом, в котором участвовало очень много людей в жёлтых футболках и велошлемах и он, вероятно, был приурочен к юбилею или какой-то дате, связанной с королём или больше – правящей династией. Ближе к вечеру эта велофеерия уже достигла финиша по соседству, а я отправился обратно, но так, чтобы ещё побывать в каком-нибудь месте, где можно найти локальные овощи и фрукты, рыбу и мясо, что производят крестьяне.

Удалось выйти, почти случайным образом, просто двигаясь в сторону реки Чаофрая по улице Си Аютхая, на небольшой рынок Теварай, где встретил настоящий фуд-корт, а за столиком напротив оживлённо беседующих белых мистеров и одну миссис. Если бы не испанский, который я после общения с Толо и Сильвией, а также девчонками близ Дананга уже не мог спутать ни с чем, то, вероятно, я прошёл бы мимо, но… с другой стороны эта компания, едва меня заметив, тут же пригласила присоединиться к общей трапезе и поговорить. В общем, пожилая пару с Кубы (давно уже живут в штатах) и предобрый на этот раз англичанин по имени Эйдон в начале разузнали всё про меня, а потом угостили фруктами. Дама всё вспоминала про соцлагерь и как было раньше интересно жить, про роман «доктор Живаго», после прочтения которого она с супругом специально несколько раз прилетали в Россию, и о том, что сейчас в её жизни всё хорошо, несмотря на то, что она давно переехала, а её дети и внуки имеют возможность зарабатывать и путешествовать по всему миру – в её рассказе чувствовалась тоска о прошлом, поскольку испанский темперамент требовал, наверное, какого-то противостояния, чтобы держать себя в тонусе. Компании нужно было отправляться на покой в силу их возраста и Эйдон вызвался их сопроводить: мне же спешить было не куда и я остался, чтобы доесть два данных мне банана.

Далее | Next