Суббота, 10.12.2022, 12:47
Приветствую Вас, Гость

День 95. 17 января, четверг | January 17, Thursday

Проснулся в 08:00 на территории прихода католической церкви Св. Петра Клавера, Умылся, собрал вещи, подготовив себя к скорому отходу. Посетил столовую, запарил лапшу, позавтракал и пошёл побродить немного по Ранау. Прошёл в сторону рынка, который был пуст в такой ранний час, но зато буддистский храм был открыт. Там я чуть-чуть походил, посмотрел на главное здание, фонтан, ворота и отправился на выезд из города. Пришлось дойти аж до автозаправки, где в течение получаса беседовал с местными жителями, распивающими утренний кофе в придорожной кафешке. Ох, как они мне рассказывали о том, как надо стопить и что никто тут не останавливается. Однако, буквально спустя минут пять остановился драйвер и подвёз до Кундасанга.

По пути мы разговорились и Хасануддин вопросил о том, попробовал ли я чай в Ранау, на что получил отрицательный ответ. Его родители держат чайную плантацию в Кундасанге, но чай из Ранау считается тут лучшим. Кампонг же был знаменит своими овощными культурами и молочным производством.

В Кундасанге мне пришлось провести около часа, расхаживая по большой территории рынков сельскохозяйственной продукции, с которой можно было обозреть окрестности. Купил за 2р рамбутана и ещё похожий фрукт (маленькие такие шарики, вкусные, на корабле также продавались в Индонезии) за 5р. Специально местные власти выделили место для дурианщиков – тех, кто продаёт, покупает, хранит и потребляет сей удивительный и распространённый тут фрукт, чтобы его запах не распространялся далёко, а был локализован. В общественном транспорте и многих государственных учреждениях Малайзии и Индонезии можно встретить даже специальный знак, уведомляющий посетителей о запрете проноса или употребления дуриана.

Поскольку двигаться надо было в Кинабалу, а поток машин и даже автобусов почему-то был слабым, пришлось сесть в маршрутку, которая остановилась спустя метров двести и потом сдала назад, чтобы меня подобрать. Поначалу ехал нормально и спокойно, пока Грэм не поприветствовал меня – он меня заметил, когда я садился, вот так совпадение! По дороге мы болтали и фотографировали панораму окрестных пейзажей: облака открывали нам удивительные виды, а горный серпантин позволял любоваться огромными зелёными пространствами склонов, высоких гор, чайных плантаций, небольших деревень. Заплатил за дорогу 16р, поскольку договорился с водителем ещё в начале пути – больше у меня не было на этот проезд. Грэм же отдал, кажется, 25р, но двигался он напрямую с Ранау!

По прибытии в Кинабалу пообедали в ресторане под названием Мустафа на 5р рисом со всякими яйцами, рубленным мясом и овощами. Грэму нужно было попить хорошего и не растворимого кофе, поэтому мы пошли на поиски заведения, где делают такой. Нашли, посидели и двинули кто куда. Спутнику моему нужно было добраться до хостела, что расположился в километре, но он вызвал для этого такси, а я его проводил до супермаркета Висмы Мердеки, куда лишь спустя пятнадцать минут (по крохотному Кинабалу) добрался таксист. Тем не менее, мы ещё поболтали, обменялись контактами и сделанными ранее снимками.

Далее я зашёл в знакомый мне магазин СпидМарт99, где купил лапши 2 штуки по 1,75р, мороженного за 2,3р и жевательную резинку за 1,2р. На руках 13р, не считая крупных купюр. Прошёлся по набережной и вдоль большого поля для гольфа, фотографируя красоты и виды, а затем отправился в мечеть помолиться. Ещё немножко побыл там и отправился на станцию.

Взяв билет до Бьюфорта за 4,8р, откуда предполагал уже выбираться на остров Лабуан, думал о том, чтобы всё-таки получилось попасть в Бруней по воде. Пока пребывал в ожидании поезда, поговорил за жизнь с охранником, которому очень мало нужно было для счастья и жил он на скромную зарплату, снимая угол и тратя деньги, кажется, только на сигареты, с которыми не расставался почти ни на минуту.

Путешествовать по Борнео на поезде возможно только здесь, в провинции Сабахе, где колонистами ещё в конце 19 века была проложена железная дорога от Джесселтона до Вестона и Мелалапа (теперь крайняя станция Теном), чтобы обеспечить регулярность в транспортировке древесины и облагородить жизнь местного населения. Первоначально, в 1896 году была введена в строй ветка от Вестона и Бакау до Бьюфорта, с 1900 по 1902 год запускали движение от Бьюфорта до Джесселтона, а в 1905 организовали ответвление вглубь острова. Теперь же функционировала одна из частей этой железной дороги, но ею и по сей день пользуются, удивительно! Достичь Бьюфорта можно было бы и по методу одной остановки, чем бы серьёзно облегчил финансовую сторону своего перемещения, ведь билеты были не именные и контроль осуществлялся лишь до первой станции.

Добрался до пункта назначения поздно, уже было темно за окном, но в навигаторе было отмечено, что здесь есть большая мечеть и я направился туда. Найти её не составило большого труда, ведь только я сошёл на перрон, когда муэдзин начал азан. Прибыл я как раз вовремя, к вечерней молитве. После общего молебна, я нашёл имама и обратился к нему с просьбой остаться в мечети на ночь. Он перепоручил разобраться со мной помощнику, а тот пригласил меня на ужин, который устроили засидевшиеся члены общины.

Мы приятно пообщались, обсуждая религиозные и путешественнические дела. У многих мужчин дома были жёны и дети, поэтому задерживаться они особенно не стали, но уделили мне время, чтобы понять и изучить странника – не часто ведь, такое случается. Ночевать меня оставили в отдельной комнате мечети Дэрах, снабдив едой, водой и вентилятором, чтобы насекомые не докучали.

День 96. 18 января, пятница | January 18, Friday

Проснулся утром рано, в 06:00, помолился и оставил 1р в качестве доната, часок ещё отдохнул, распластавшись на ковре. После направился исследовать город. На рынке, организованном близ мечети купил бананов на 2р, пирожок с капустой за 2р, печенья на 3,2р и лаймового сока на 1р – всё употребил, поскольку как раз время для завтрака, а продукты источали приятный аромат и так и просились их попробовать. На рынке было чрезвычайно интересно, поскольку торговцы раскладывали свои товары, готовили пищу, совершали бойкие сделки, торговались и грузили целые партии на отправку. Такой вот мусульманский рынок, где можно было найти всё, что только можно: разнообразные фрукты, овощи, халяльную рыбу и такое же мясо (свинины тут не увидишь), выпечку, сладости, одежду и обувь, канцелярию… и всё это на участке размером 100 на 100 метров.

Далее я направился в центр, который являлся, конечно же, условным – тут, на перекрёстке трёх дорог сосредоточились супермаркеты и вокзал. В один из ресторанов я заглянул, чтобы воспользоваться интернетом, источаемым ЖЦК, но заказывать еду не хотел, ибо был не голоден. Пока посидел, пообщался с родными и близкими, находящимися за 10 и более тысяч километров. Хозяин заведения разрешил мне побыть у него, чем привлёк посетителей, специально присевших за столик рядом, чтобы попить коктейля и свежевыжатого сока из фруктов.

Направился по главной дороге в сторону въезда в город, где через метров пятьсот обнаружил буддистский храм, а в нём многочисленных собак, с оглушительным рёвом, лаем и тявканьем встретили меня, едва отойдя ото сна. Такая тут практика в этих китайских культовых местах, вместо сторожа или смотрителя тебя запросто могут встретить собаки. Ладно бы, не шумели, ведь я старался ступать мягко, но шёл уверенно, чем, наверное, вызвал их недовольство. Однако, маленькие и не очень болонки постоянно виляли хвостами, создавая определённый когнитивный диссонанс – они как бы отгоняли нежданного гости, и как бы были ему рады. Просто они хотели выслужиться, ведь делать им особо нечего целыми днями, вот и накопилось у них…

После знакомства с представительством буддизма в Бьюфорте, я продолжил свой путь и дошёл до площади с круговым движением, в центре которой красовались огромные фрукты и овощи, выращиваемые здесь: ананасы разных видов и мангустины были выше меня. От этой площади свернул в сторону моста через речку … и совершил марш-бросок к другой площади с круговым движением, только в центре которой была установлена колоссальная синяя креветка, окружённая крабами и мидиями – необычайное зрелище, какое не везде увидишь, а тут есть! Сделаны скульптуры с любовью и знанием дела. Вся эта красота из арматуры и бетона была в прекрасном состоянии, будто бы её произвели не более года назад.

Прошёл и мимо карьера, где добывают щебень и песок, и узнал по отработавшим свой век тягачам, грузовикам, грейдерам кладбище карьерной техники, пребывающими теперь в вечном покое. Место это было уже совсем не далеко от центра, куда я вернулся, пройдя по железному мосту. Мосты здесь пешеходные и это замечательно. На каждом из них я специально останавливался, чтобы сделать несколько фотографий, показывающих как разлилась река и как обуздали её поток. Про гидроэлектростанции я не говорю…

Прошёл ещё в историческое место – старинные рынок, где в деревянных постройках начала 20 века ютились торговцы всех мастей, а площадь была полна людей, снующих туда-сюда. Покупать что-то я желания не испытывал и направился в мечеть Дэрах, чтобы отдохнуть и привести себя в порядок перед обеденной молитвой. Встретил своих знакомых, помолился и получив информацию о том, что лучше взять минибас и на нём добраться до порта, где можно сесть на паром до Лабуана, я пошёл на автостанцию.

Автостанция эта расположилась прямо напротив мечети, была оснащена платным туалетом и содержала тётку-кассиршу, формировавшую группы пассажиров, чтобы заполнять салон минибасов по договорённости с водителями. Мой минибас уже стоял в ожидании полной или хотя бы половинной посадки, поэтому отправились мы спустя почти час от официально заявленного времени отбытия. До Манамбока ехали где-то с час, а проезд мне обошёлся в 12р.

Прибыли прямо к переправе. В терминале я при помощи местной жительницы, с которой ехал с Бьюфорта, купил билет на паром до Лабуана аж за 5р+1,5р с учётом сбора, в то время как с местных берут всего 3р. Не справедливо это и мне не нравится такая практика двойных стандартов – какая разница, что у человека другая прописка, если покупая продукты, он платит налоги (заложенные в стоимости) здесь? Тётушка, конечно, поступила в согласии с правилами перевозок, но могла бы и приобрести билет для меня по лучшей цене, ведь билет этот особенно никто и не проверял. Прошёл я на паром без каких-либо вообще формальностей.

Потянуло меня обратно в терминал наличие времени и то, что информацию на стендах я так и не сфотографировал про паром, а также скоростной катер. Вот тут-то в кое-то веки решил проверить мои документы специальный сотрудник, у которого даже опознавательных знаков не было. Однако, он прошёл с моим паспортом в специальную комнату и спустя пять минут вышел, вернув мою красную книжку – верно проверял что-то. Не следовало возвращаться обратно (примета такая существует), чтобы не создавать лишней возни и тратить время.

Через час паром, загрузившись автомобилями и людьми (ехало на остров порядка пятидесяти человек и с десяток машин), отчалил. Пассажиры в основном, толпились на палубе, наблюдая за происходящим с высоты второго и третьего этажа. В пути провели также порядка часа. На борту ощущалась атмосфера безпошлинной торговли, что, однако, нисколько не снижало стоимость продуктов. Так, можно было приобрести лапшу, шоколадку, сок, чипсы по цене в полтора раза большей, чем в тех же магазинах с налогом на добавленную стоимость. Зато через большой монитор, установленный в кают-компании транслировали фильм про большую обезьяну с Дуэйном Скалой Джонсоном. В дороге я будто пребывал на каком-то кинопоказе, заедая зрелище всякими продуктами.

Высадка на остров произошла ранним вечером. Изучив карту Лабуана, понял, что не такой он и большой. Познакомился с индусом, прибывшим сюда работать парикмахером, и местными женщинами, двигавшимися сюда или домой или на выходные с детьми. Пока шёл в сторону храмов, заметил громадное поле для игры в футбол и велосипедистов, один из которых оказался фанатом команды «Катюша», представляющей Россию на различных соревнованиях по велоспорту.

В гурудвару пришёл перед наступлением темноты, когда её насельники занимались оформлением главного зала для завтрашней службы. Помогала двум «сотрудникам» статная и симпатичная женщина, дети которой носились по залу, но успокоились с моим приходом. Она меня и встретила, поскольку говорила по-английски лучше мужчин и попросила детей провести мне краткий экскурс по территории храма. В тоже время, она известила управляющего гурудварой о моём визите.

Не прошло и десяти минут, как мужчина лет шестидесяти, без бороды уже общался со мной и проверял мой паспорт, поскольку не желал никаких осложнений с местными органами власти – он-то и дал окончательную резолюцию по поводу моего тут пребывания и распорядился обеспечить меня «условиями» для жизни. Условия эти оказались очень хорошими – сикхи выделили для меня целую комнату с душем и просторной кроватью. Ужин же состоялся в специальной трапезной, где обычно кушают сикхи. Они (Сарбджид и Хариндер) угостили меня чечевичным супом, рисом с овощами и восхитительным молочным чаем. Я же предоставил к столу, чем располагал, и особо понравились сикхам печеньки, которые я купил ещё в Кинабалу, поскольку они были сладкими, хрустящими и не содержали никаких компонентов животного происхождения.

День 97. 19 января, суббота | January 19, Saturday

Принял участие в службе как посетитель, оставив донат 1,5р, что были при себе в кармане. После я поужинал с братией, мы обменялись контактами и сфотографировались на память. Служителям запрещается выходить за территорию храма, поэтому они зачастую имеют лишь поверхностное представление о том, что происходит, а незнание языка делает общение с местными жителями зачастую затруднительным, вот и радовались они гостю чрезвычайно, английский попрактиковали и выразили желание прибыть в Россию.

Из гурудвары я направился дальше по улице, где нашёл ботанический сад – место средоточения активной части населения, занимающейся бегом и другими физическими нагрузками на свежем воздухе. Сад более походил на парк, но был доступен для посещения без какой-либо платы, что мне очень понравилось! Погуляв по этому парку-саду, обнаружил немалое число мест, где без особого труда можно было бы поставить палатку или даже заночевать так. Если бы в гурудваре остаться не разрешили, то ночевать бы я отправился точно сюда, так я думал вчера вечером, но слава Б-гу, что сикхи мне не отказали.

После утренней разминки двинулся дальше, теперь уже в сторону пляжа Тиары, проходя мимо гольф-клубов и домов местных богачей (возможно, они просто представители среднего класса), которые отличала ухоженность территории, забор с красивыми воротами и коваными решётками, немалая площадь помещений и наличие порою нескольких гаражей. Большинство таких резиденций имело два этажа и скорее напоминало виллы.

На пляже было безлюдно и хорошо. Ветер нежно обдувал меня, солнце ласково светило, а шум волн услаждал мой слух. Тут всё располагало к тому, чтобы отдохнуть. Так я и сделал, только вот купаться не стал, поскольку песок на пляже был как мука и в воде у берега пребывала сплошная взвесь из мелких частиц, от которых нужно было бы где-то избавиться и чем скорее, тем лучше. Вспомнил про свой опыт купания на острове КатБе во Вьетнаме, и решил не купаться только по этой причине. Смыть с себя пресной водой весь этот мелкодисперсный налёт тут было просто негде, а ходить с липкой кожей весь день точно не хотелось.

От пляжа простиралась набережная Таман Авам, на которую я вскоре зашёл, чтобы отдохнуть в тени пальм. Услышал бой часов и обнаружил специальную башню, возвещавшую о наступлении каждого часа. Ох и выманила меня эта башня… прямо на самое пекло – дело в том, что никаких укрытий по близости от неё не было, что мне не очень нравилось. Чтобы не спечься окончательно, я пошёл в сторону мечети Аннур, купол которой заметил ещё вчера вечером, чтобы помолиться с братьями мусульманами.

В мечети я оказался за два часа до обеденной молитвы, поэтому не застал много народа, но был осмотрен охранниками, давшими добро на посещение мною культового учреждения. Совершив тахарат и облачившись в белоснежные одежды, я отправился в главный зал. После молитвы получилось даже отдохнуть с полчасика и вновь отправиться в путь, ведь ещё необходимо было выяснить нюансы по поводу перемещения в Серасу – предместье Бандар-Сери-Бегавана.

По пути к терминалу, я набрёл на централизованный рынок. К тому моменту наличности с собой имел ровно 130р. Взял там бананов на 2р и встретил немало добрых и хороших людей, просто желавших поприветствовать меня. У одного деда заметил громадные бананы, один из которых стоил больше, чем купленная мною ранее связка. А молодая симпатичная девушка, с мамой которой я вчера прибыл на остров, вообще обрадовалась и попросила запечатлеть её на совместной фотографии.

Пошёл к порту, чтобы пребывать в ожидании, ведь в мечети мне сказали, что катер отбывает днём. Покушал рис с овощами и яйцом за 5р в ресторане «Эвридэй сифуд», хозяином которого был добрый пакистанец с чёрной окладистой бородой. Его друг здесь также отобедал, и он хорошо понимал по-русски, поскольку работал на нефтяных промыслах в Казахстане, так что за одним столом собрались четверо замечательных людей. Четвёртым был, наверное, отец или дядя пакистанца и мы с ним о многом поговорили, поскольку он спрашивал о том, как обстоят дела там и тут, а я рассказывал о своих наблюдениях.

Отобедав в отличной компании и уточнив, что через часа два катер отправится в Бруней, поспешил в порт. Билет на катер обошёлся в 35р и купил я его сразу после окончания перерыва. Пока ждал отправления, посетил с визитом магазин безпошлинной торговли, где обнаружил огромное количество алкоголя со всех краёв земли (даже из России пиво, водка и коньяк были), шоколада также. Ничего купить мне так и не захотелось, тем более, что ценник заманчивым не казался. Хорошо, что все эти безпошлинные магазины были на вокзале и идти далеко не пришлось.

Пройдя таможенные и миграционные формальности всего за пару минут оказался на пирсе, где меня ждал двухпалубный пассажирский катер длиною метров в 40. Вид его свидетельствовал о том, что служит он тут уже не первый год. Палубы представляли собой разные классы: нижняя – эконом, верхняя – первый, откуда открывался лучший вид. К сожалению, покидать закрытую часть корабля во время движения было запрещено и снимки пришлось делать исключительно из иллюминатора. Специальные контролёры следили за тем, чтобы пассажиры занимали места соответствующих билетам классов, поэтому меня с эконома в первый не пустили, даже при наличии не занятых сидений, на что было указано. Тут и при движении вдоль рядов какие-то заморочки – стафф начинает показывать, что нельзя, мол, перемещаться по салону. Короче говоря, слишком щепетильные сотрудники действовали на мои нервы, благо недолго.

Далее | Next