Суббота, 10.12.2022, 13:05
Приветствую Вас, Гость

День 27. 11 ноября, воскресенье | November 11, Sunday

Утро началось, как и всегда, с завтрака, идти куда-то не особенно хотелось в этот день, но было желание попасть всё-таки в мечеть и помолиться как следует.

Банк, чего и следовало ожидать, был закрыт (воскресенье как-никак – выходной день, также как и суббота), поэтому прогулка к культовому учреждению пролегала по неизведанным пока улицам, мостам и переулкам. В одном из таких был обнаружен небольшой ресторанчик с отличной дешёвой едой. Обед из риса с яйцом, рубленным мясом, зеленью и таном обошёлся в 9ю. Потом, конечно, хотел поесть в халяль-столовой, но оказалось, что на первом этаже совершенно обычная китайская еда, риса там нет, а есть только лапша. Также выяснил, что халяль можно найти на втором этаже, но когда я поднимался на обеденную молитву и спускался после неё, не заметил вообще ни одного человека (даже принимающего пищу).

Только собирался пройтись по мосту через реку ЮДжианг, как начался небольшой дождик и я нацепил на голову хопу (специальный коврик для сидения), которую носил обычно на поясе или же прятал в сумку, если в ней не было необходимости. В таком причудливом виде встретил мистера Юня из ГонКонга – сетевика, распространяющего чудодейственное эфирное масло, панацею от всех болезней. Скорее даже он меня встретил, весь такой с повязкой (чуть ли не в гипсе), поддерживающей его левую руку. Он весьма хорошо разговаривал по-английски и, видно, что, был рад встрече и пригласил меня выпить чего-нибудь для согрева. Так мы подошли к отелю, где мистер Юнь угостил меня чаем в караоке (его друзья распевали там всякие песни), а после мы спустились вниз, нашли кафе и заказали молочный коктейль с бобами (кажется, семенами папайи). Стоило угощение 10ю и на правах приглашающей стороны заплатил мой знакомый, а после устроил настоящее представление: побрызгал из флакона на свою руку, растёр масло (называется УэйИ), а затем занялся обвёртыванием этого поражённого (сообщил, что оно подверглось ожогу и нервы ещё ничего не чувствуют) места целлофановой плёнкой, после повторил процедуру уже с грудью и спиной. Всё это он велел по возможности записать на видео, чтобы потом отослать ему для архива.

Также в кафе зашёл другой дядька и мистер Юнь его пригласил к нам, чтобы также увлечь действом исцеления. Дядька стал курить, но деловой партнёр начал тут же его обработку: вначале попшыкал, затем растёр и после обматал ему руку, через несколько секунд переключился и на меня, дабы я также прочувствовал чудодейственное свойство данного препарата. Ничего кроме жжения спустя пять минут после обёртывания я не заметил и поспешил снять плёнку с кожи, которая начала краснеть.

Поговорив о том, о сём, деловая встреча подошла к концу и я, наконец, отправился в дальнейший путь через мост, который на моих глазах мыли с обеих сторон на специальных платформах, гружёных порядочным числом мешков с песком. Находящиеся внизу люди в касках со скребками, кисточками и водой и песком, подаваемых под давлением, очищали нижнюю часть и тут же её окрашивали. Всё было отработанно у них до автоматизма.

Затем мне, как и всякому безденежному путешественнику захотелось сходить и проверить что там под мостом… а под мостом оказался настоящий пляж и широкая набережная зона. В реке ЮДжианг туда-сюда курсировали пловцы со специальными буйками-индикаторами, чтобы можно было определять их положение в нештатной ситуации. Плавали здесь китайцы в основном без надувных кругов и даже без специальных «наручников», которые крепятся на плечах и имеют традиционно оранжевый или жёлтый цвет. Место мне понравилось и я чуть даже не пустился в плавание с местными любителями поплавать – полотенца с собой не взял, а солнца не было, чтобы потом быстро обсохнуть.

Пошёл дальше по строящейся части набережной и добрался до другого моста (понравился своей арочной конструкцией) через пару километров. Прошёл по площадке как и все местные – через забор, а точнее: через заботливо отогнутые металлические листы. На мост взобрался также «окольными» путями, чтобы не давать крюк ещё в километр, заходя подобно машине на его полотно по дороге. Мост этот шёл параллельно железнодорожному, по которому уже не первый раз пронёсся поезд в сторону Вьетнама. Пешеходов на переправе особо не обнаружил, встретились лишь два мужчины. День близился к завершению, вечерело…

Решил продолжить движение и набрёл на ВолМарт, который обнаружил на картах БайДу (Maps.me оказались в НаньНине малоинформативными). ВолМарт – большой магазин, где можно купить всё: от канцелярской скрепки, до бойлера, от жевательной резинки до разделанного краба. Ходил по нему с полчаса, пока не разобрался в устройстве и расположении соответствующих рядов. Скромно взял лишь сникерс за 4ю и печеньки за 6ю.

После выхода из супермаркета дождь разразился с большей силой и спасением было лишь перемещаться на небольшие расстояния, пережидать и продолжать дальше. Одной из остановок явился удивительный дворец мишки Тедди, представленного внутри и снаружи в разных ипостасях. Мне даже предлагали остаться в нём на ночь, но пребывать среди игрушек не особенно хотелось – выглядело всё странновато: роскошный дворец посреди безрадостного влажного тёмного пространства и я отправился после недолгой передышки дальше. Прошёл множество мотосалонов, где в прозрачных витринах были представлены мопеды мотоциклы на любой вкус и карман, электрические и бензиновые. В НаньНине ограничение на использование последних ещё не введено, поэтому так много мопедистов и мотоциклистов здесь можно наблюдать на дорогах. Стоят самые дешёвые от 1500ю, т.е. 15 тысяч рублей.

На руках по окончанию дня оказалось 900+11=911ю.

День 28. 12 ноября, понедельник | November 12, Monday

Сегодня утром решил проснуться и особенно ничего не завтракать, пока не разрешу вопроса с карточкой. Вчера и позавчера Эбби уверила меня, что всё будет в порядке, поскольку она сама частенько забывала карточку в банкомате – её отдают сразу в течение трёх-пяти минут. Примерно так и произошло: пришёл минут за 10 до открытия и был в числе первых посетителей.

Сотрудница (главный менеджер, как понимаю) спросила меня о причине визита и поняв, в чём дело сказала, что всё будет сделано, надо только чуть подождать операционистку, «обрабатывающую» клиента. Удивительно оперативно, даже до того, как я предъявил им свой паспорт, чёрная карточка оказалась за пуленепробиваемым стеклом у сотрудницы на столе. Оформление бумаг пришлось по какой-то причине производить дважды – старшая операционистка не дала добро в первый раз, возможно, был заполнен неправильный бланк. Тем не менее, занял весь процесс минут 10-15 (долго всё сличали).

Сразу же потратил юань на бананы по случаю возврата карты! Зашёл обратно в хостел, собрал вещи, перекусил, отправил корреспонденцию электронной почтой и направился было к хозяйке… да только появились мужички (вначале подумал, постояльцы). Что забавно, других посетителей хостела мне не посчастливилось видеть: максимум слышал их разговоры по телефону и кашель, если кто был в своей комнатке. В общем мужички оказались сотрудниками, вернули залог 50ю и я двинул в мечеть ЦинЖенСи, т.к. подходило время обеденного намаза. Хотел ещё раз посетить это культовое учреждение, поскольку в прошлый раз там вообще никого не застал и понадеялся увидеть хоть каких-нибудь прихожан и спросить у них насчёт автостопа или другого способа выбраться в ПинСян (пограничный с Вьетнамом городок) бюджетным способом.

На молитву пришёл заранее, чтобы совершить полное омовение – тахарат и застал одного единственного человека (плотненький дядя с бородой), также зашедшего совершить известную процедуру – оказалось, что это был местный имам (священник, глава местной общины и муэдзин по совместительству). Молился вначале в одиночестве, а после азана зашла небольшая группа приезжих мусульман из ПеКина (на вид китайцы, только у некоторых есть жиденькие бороды) с имамом – всего трое, в сопровождении местного имама. Поздоровались и произнесли молитву Б-гу неба и земли, создателю всех миров, в чьих руках дыхание наше. После молитвы сделали совместное фото и направились в трапезную как раз на второй этаж, где нас ожидали супруги обоих имамов.

Стол был организован спустя несколько минут общего совещания и состоял из большой тарелки риса, различных мясных блюд, овощей, и традиционного китайского чая, который мы то и дело подливали друг другу в знак почтения и заботы. Обед сопровождался непрекращающимися диалогами и даже монологами со стороны встретившихся братьев-мусульман. Мне также давали слово, чтобы узнать мнение по определённому кругу вопросов или задать вопрос – в общем происходило всё чинно и размеренно. Местный имам также является отцом, и его милый сынишка (тоже плотненький, как и папа) составил нам компанию и стал объектом всеобщего внимания. Обед подходил к концу, но из беседы я понял, что уроженцы столицы направляются в ПинСян, и я спросил о возможности доехать с ними, но они посоветовали воспользоваться автобусом, поскольку места в машине у них нет и действительно, когда мы прощались на улице салон был полностью укомплектован пассажирами – двое спереди и двое сзади. Ещё один человек сделал бы поездку не комфортной (в салоне было уже тесновато), что сделало бы некомфортным и моё пребывание в машине.

Исходя из данных советов, я со своим рюкзаком и прочей поклажей направился на автовокзал, где взял билет на крайний рейс до ПинСяна за 80ю. До отправления оставалось часов 5 и, чтобы как-то скоротать ожидание, решил вначале отдохнуть (в мечети это не удалось сделать ввиду каскада событий, случившихся одно за другим) на привокзальной площади, употребив купленные тут же фрукты (мандарин и ананас стоили в общем 2ю). Всё меня одолевали бомбилы на мотоциклах и тётки-агенты этих бомбил. В итоге объяснил им, что денег нет и ехать никуда не собираюсь, а когда они заметили меня лежащим на газоне, то поняли, что я с ними не шучу.

После походил вокруг – дал круг в 8 километров по кварталам, съел по пути боз 2 штучки за 3ю, понаблюдал за сдачей вторсырья. Вернулся на вокзал за час до отправления автобуса, посидел в накопителе и вовремя сел в автобус. Познакомился с соседом – парикмахером и жителем ПинСяна. Вначале спрашивал у него через ВиЧат где можно переночевать, поставив палатку, но он только отвечал что не знает, а когда речь зашла о том, чтобы остановиться на одну ночь у него дома, бедный чуть не побледнел от страха. Как ему было неловко, и он еле-еле отказал, а потом по приезду в 2:30 по-нашему времени позорно сбежал, оставив меня (хотя я его попросил мне помочь с размещением хотя бы в дешёвом отеле) в полном одиночестве. Цирюльнику должно быть было ещё более обидно, когда он спустя пару дней решил поинтересоваться, где я всё-таки нахожусь: такой вот пинсянский барбер.

Благо дядька-таксист по имени СюйДун оказался более вменяемым и после продолжительного общения через ВиЧат мы пришли к консенсусу – взять дешёвый номер в местной гостинице для «помогаек». В первой попавшейся гостинице спросил разрешения остаться на ночь в помещении ресепшна, где был установлен диван из красного дерева. Поначалу паренёк согласился, но спустя час как я чуть заснул начал извиняться и говорить, что он закрывается и нужно найти другую гостиницу. Короче говоря, увещеваниями, что рядом я обрету требуемый нумер, молодой китаец вынудил меня сдвинуться с места. Ходить по ночным улицам мне впервые не захотелось – тут, ещё при въезде в город, царило какое-то хмельное настроение: играла громкая музыка, люди кричали, творилось что-то невообразимое для Китая в моём понимании.

В итоге койко-место было найдено в районе третьего часа ночи. Быстренько обмылся и лёг спать в свой спальник, поскольку желания лезть под «чистые» простыни не было никакого. Номер стоил 30ю, ещё 20ю взяли в залог. На руках – 832ю.

День 29. 13 ноября, вторник | November 13, Tuesday

Выспаться удалось, хоть и проспал я до обеда, когда и положено было сдавать комнату. Собраться мне ничего не стоило: необходимо было только сложить спальник и одеть рюкзак. Утром на ресепшене встретил двух приветливых китаянок (вечером меня «заселял» мужчина), которые тут же вернули залог и с радостью попали в кадр моей камеры, на что предварительно получил разрешение.

Выйдя в город, решил пройтись по его главным улицам, полным всякого люду. Достиг большого базара, куда фермеры и крестьяне привозят свежие овощи и фрукты, мясо и рыбу, ведут торговлю и заключают сделки. Походил-побродил и обнаружил ещё базар, а потом много людей на улицах, устроившихся на тротуарах со своей продукцией. Сколько здесь всего было: особенно много наблюдалось мандарин – был как раз их сезон! ГуанСи – очень приятная в отношении климата провинция, чем сходна с северной частью соседнего Вьетнама: тут не бывает зимы и температура редко опускается ниже пятнадцати градусов по Цельсию. Это обстоятельство мне очень импонировало на случай возвращения и будущего обустройства в обществе местных красавиц. После размолвки я не долго «горевал», и обнаружил ещё много хорошеньких девиц, способных составить мне компанию и в приличном обществе, так что ГуанСи действительно можно считать кладовой Китая – такого числа красивых женщин за свою поездку по этой большой стране нигде более не наблюдал.

Так вот, нужно было что-нибудь покушать, поэтому потратил сначала 1ю на булку из кукурузной муки, а потом 1ю на сахарный тростник. Процесс его разделки был мною запечатлён и заключается в оперативной разделке уже подготовленных стволиков длиной по 2,5м на мелкие секции по 30см после соответствующей очистки. Цены на продукты были ниже, чем в НаньНине и вдобавок здесь были доступны также вьетнамские шоколадки, газированная вода, молочка, с которой у китайцев «напряжёнка». Большинство ёгуртов и прочих кисломолочных напитков изготовлена из восстановленного молока или даже молока соевого.

Несмотря на то, что это был будний день, людей на улицах было полно и люди эти или что-то производили и приехали реализовать товар, или перекупали, чтобы потом направиться в центр провинции или же за ближайший кордон, чтобы доставить товар массовому потребителю: курсировали рикши, такси, маршрутки и автобусы – оживлённость улиц просто зашкаливала. Нигде раньше такого числа людей не наблюдал, особенно в будний день!

После разведки решил чуть передохнуть – стало «припекать» солнце. Сделать это в небольшом городке на 30 тысяч жителей было также легко, как и в других местах – стоило найти только какое-нибудь учреждение, будь-то банк, поликлиника или вокзал. Последний мне и попался на глаза. Перед входом нужно было как всегда «просветить» багаж и ручную кладь, что с одним рюкзаком было проделано в несколько секунд, а последующие два часа я провёл в кожаном кресле зала ожидания, обдуваемый мощным потоком воздуха, исходившим от огромных вентиляторов, установленных под потолком. Тут можно было заварить лапшу и попить воду, туалеты также содержались в должном порядке и за их посещение не требовалось никакой платы, в отличие от наших туалетов (условий нет, запах отвратительный и ещё деньги берут, возмутительно!!!).

Отдохнув на вокзале, двинулся в путь… который показался мне посильным даже, если идти пешком под нагрузкой в размеренном темпе два дня, что в итоге и было проверено. По пути делал небольшие остановки и в один из таких перерывов оказался в автосалоне, чьи продавцы обступили мою персону со всех сторон и принялись предлагать приобрести машину в кредит. Старая история, но ребятам от скуки нужно было что-нибудь мне предложить. Я конечно же деловито прошёлся по ряду представленных тут же иномарок и сделал заключение о наибольший приятности для себя 2,5 литровой Тойоты Камри 2018 года, после чего меня пригласили за стол. За зелёным чаем мы провели переговоры и выяснили, что мне, как путешествующему субъекту они даже в кредит ничего не могут продать, но, тем не менее, впечатление от встречи у них осталось положительное. Мы сделали несколько совместных фото, обменялись контактами с главным менеджером и на этом расстались.

ПинСян растянулся на многие километры и напоминает протяжённый приморский город Артём, только с многоэтажками, широкими улицами и более современный. Весь первый этаж зданий занят какими-то лавочками, отделениями, офисами, парикмахерскими, конторами, лотереями (здесь их, кстати, больше обычного), службами доставки, банками, ресторанами. Никаких проблем никому не доставляет парковка – всем хватает места и правильная организация дорожной разметки позволяет это легко производить, чуму бы стоило также поучиться нашим муниципалитетам. Для мотоциклов, мопедов и велосипедов существуют специальные стоянки и выделенные полосы движения на дорогах: хочешь иди пешком, предпочитаешь велосипед – пожалуйста, общественный транспорт или автомобиль – ни каких проблем!

Чтобы не теребить телефон с навигатором избрал для себя в качестве ориентира полотно железной дороги и двигался вдоль него, по необходимости переходя на противоположную сторону. Приятно было обнаруживать многочисленные огороды местных жителей, раскинувшихся вдоль этой транспортной артерии. На них выращивали салат, лук, морковь, капусту, горох, фасоль, сельдерей, укроп, свёклу, редиску и… бананы. Огороды такие были совсем небольшие – максимум сто квадратных метров, основная часть и того меньше – в среднем пятьдесят. Каждый такой огородик изобиловал множеством грядок, на которых произрастали всевозможные овощи, а банановые стволы располагались где-то между, чтобы не мешать перемещению и возделыванию овощей.

Такая доступность могла бы привлечь разных любителей поживиться, теми же бананами, например, однако здесь нужно отметить, что: да, такая возможность действительно существует, но спелых бананов на ветке Вы никогда не увидите, поскольку их срезают заранее и дозревают они уже в отдельном для этого помещении. Выхода из сложившейся ситуации три: есть бананы зелёными, что не принесёт ни Вам ни вашему желудку никакого удовольствия (бывает и хуже); срезать бананы и носить с собой неделю-другую до тех пор, пока они не станут пригодными для употребления (а что есть сейчас???) или же приобрести бананы на рынке, где они стоят очень дёшево, а подающие признаки скорой «гибели» так и вообще отдадут в придачу!

Идти днём было приятно и здорово, ведь перед глазами открывались замечательные виды непреступных холмов с вертикальными «стенами», богато украшенных буйной растительностью. Некоторые холмы напоминали те, что располагаются в известном парке Аватар близ города ЧаДжанДзе, только были чуть поменьше, однако за любование этими чудесами природного ландшафта никакой платы не требовалось, отчего радости моей не было предела. Конечно, картину иногда «портили» немногочисленные постройки и даже жилые комплексы, но от этого здесь просто некуда было деться.

Двигался я вдоль транспортной артерии, соединяющей ГуанСи с Вьетнамом, поэтому обратил внимание на стоимость топлива. Заправки содержали дизельное топливо, 92-й 95-й и 98-й бензин по цене ниже той, что наблюдал в районном центре, но всё равно дороже, чем у нас: 7,38ю стоил литр дизтоплива, 7,74ю – 92-й, 8,36ю – 95-й и 9,15ю – 98-й. В два раза топливо здесь стоит дороже по сравнению с Россией, но это также и специальная стимулирующая мера, вынуждающая китайцев переходить на электрический транспорт, что в большинстве случаев и происходит.

По дороге обнаружил несколько передвижных комплексов (маленьких заводиков) по производству хрустящих лакомств и потратил 5ю на кукурузные палочки. Можно было их и не брать, всё равно потом отдал сыну деда-стекольщика, которого встретил за работой в своей мастерской. Дело в том, что, к сожалению, тротуар был ещё не везде проложен и приходилось иногда идти по проезжей части, а иногда забираться на небольшие участочки улиц, примыкавшие к мастерским, расположенным за городом в большом количестве. Тут производили ремонт и покраску автомобилей, занимались сварочными работами любой сложности, формовали металлические заготовки, обрабатывали древесину, изготавливали мебель, делали пластиковые или алюминиевые двери и окна. В одной из таких мастерских я и встретил целое семейство во главе с дедом-кальянщиком, который любил во время перекура «подымить». Он совершенно добродушный человек, как только меня заметил, сразу же пригласил составить ему компанию во время перерыва а после угостил чаем, который мы распивали уже с его сыновьями и дочерью. Разговорились и узнав, что у одного из сынов есть дети трёх и пяти лет от роду, немедленно снабдил отца трубочками. Дед предложил мне остаться у них переночевать и утром двинуться (возможно, даже с одним из сыновей к границе), но я (наивный и глупый человек) от предложения отказался и продолжил свой марш-бросок.

По пути на одном из перекрёстков остановился мопед с девушкой за рулём и парнем-пассажиром, которые едва меня завидев, начали усиленно семафорить всеми лампочками на их транспортном средстве. Девушке по имени ЯнЯн нужно было проявить свои языковые навыки и как-то помочь «заблудившемуся» иностранцу. Она подтвердила, что направление моего движения правильное и что я достигну границы, но рекомендовала мне взять автобус, а потом спустя четверть часа добавила (через ВиЧат), что граница спустя два часа будет закрыта и попасть во Вьетнам получится только завтра утром, если я не успею. Меня и такой вариант устраивал, поэтому принял решение сильно не торопиться и, если даст Б-г, устроиться, наконец, на ночлег где-нибудь в лесу, дабы развернуть-таки палатку и её опробовать.

Благо спустя целых полтора часа, осознавая, что до границы ещё километров 10-12 и на их преодоление потребуется минимум часа три (идти по дороге было уже опасно – высокая трава на обочине делала одинокого путника совершенно невидимым для движущихся на приличной скорости машин и мотоциклов), решил где-нибудь да остановиться. Потихонечку подмечая места и держа в голове время, которое потребуется для возвращения к ним, двигался осторожно почти по разделительной полосе, так как никакой пешеходной зоны уже не было или она так поросла травой, что её не было видно. Одним из мест мне приглянувшихся стала лесополоса за громадным котлованом, который оставили здесь, видимо, до лучших времён. Нужно было проверить насколько пригодно место для ночлега и безопасно ли оно. Чудо свершилось – место оказалось отличным, а деревья и высокая трава обеспечило спокойную установку подарка ВинСтона – лёгкой палатки, в которую был помещён рюкзак со всем скарбом и постелен кремат (коврик-пенка), на который уже в спальник я и прилёг. Ночью в палатке было душно и спальник мне даже мешал, так что я решил полностью раздеться и приоткрыть дверцу палатки, оставив лишь москитную сеточку.

Как ни странно, связь в палатке была очень хорошая и, откуда не возьмись, объявилась моя подруга с вопросом о моём местоположении. Её состояние было неопределённым, поскольку она вначале хотела прибыть ко мне, выехав ночным утренним автобусом, но потом решила, что приехать должен именно я. Короче говоря, двигаться обратно я итак не собирался, а НаоМи вновь строила какие-то козни и, в конце концов, разразилась гневной тирадой, что меня в очередной раз позабавило. Вскоре я, оставив эту глупую ситуацию на суд времени, уснул.

День 30. 14 ноября, среда | November 14, Wednesday

Проснулся в палатке, позавтракал коспой с изюмом – получился уже жент, и запил всё это дело соком, который любезно предоставил брат мой Нуртлек ещё в ГуанЧжоу. Как оказалось поставил палатку я в 9км от границы. Неспешно собрался, ибо чувствовал, что сегодня же очутюсь в дружественном Вьетнаме, тем более что китайская виза заканчивала своё действие именно в этот день. Собрал палатку и снарядил рюкзак, который стал несколько легче объективно и субъективно, после отдыха. Выходя из своей чащи обнаружил следы человека, который пришёл сюда продолжать какие-то земельные работы а также собаку, свободно разгуливающую по грунтовой дороге, ведущей к тому самому котловану. Вообще, для Китая перемещающиеся без хозяина животные просто редкость музейная. Ждать от пса можно было чего угодно, поэтому аккуратно попросил его уступить дорогу, но тот с испугу ретировался, чтож, возможно его кто-то ранее серьёзно обидел. Ещё одной находкой у развилки стали свежие буйволиные или даже слоновьи экскременты, такой они были величины, но никого из представителей этих видов рядом увидеть не удалось.

Только я прошёл метров 50-100 как остановился мотоциклист и показал, что едет в сторону границы (переход называется «Дружба»), поэтому подвёз меня. Так мы оперативно, минут за 15 достигли пограничной зоны. От радости подарил водителю русскую монету (номинал уже и не вспомню) в качестве сувенира, сделал несколько снимков и обменялся контактными данными через ВиЧат.

Тут же подбежал меняла и с пристрастием начал выпытывать о наличности, которую имею с собой. Поначалу курс был просто дикий и после того как я показал ему курс по данным агрегатора www.xe.com, то мы сошлись на 3300д за 1ю.

Не успел я закончить с обменом, как к границе подъехала целая «свора» байкеров в кожанах с флагом. Спешить мне было не куда – итак находился на границе, поэтому решил с этими ребятами познакомиться и выяснить что у них за сходка тут намечается. Мне пояснили, что у них тут местный клуб и делают они мотопробег по провинции ГуанСи. Приятно было их встретить, и им также стала интересна история моего путешествия – поговорили чуть-чуть и разошлись, пожелав друг другу удачи в пути.

Ребята направились в музей (вход стоил 10-15ю), что был устроен прямо на границе, я же ограничился историческими объектами, не предполагавшими платы за их осмотр: пагоды, замки, ворота и стены. Понравился двухэтажный особняк, выполненный в стиле французского колониализма с высокими потолками, портиками, колоннами и арками, окружённый пальмами нескольких видов (Michelia Alba, Livistona Chinensis, Roystonea Regia Kunth) и аккуратно подстриженными кустарниками. В замке-пагоде устроены мемориальные помещения в честь состоявшейся здесь более 60 лет назад встречи китайского и вьетнамского вождей Мао ДзеДуна и Хо ШиМина – предводители изображены на большом полотне, а также запечатлены в воске, сидящими друг с другом на роскошных стульях красного дерева.

В устроенном рядом магазинчике можно было купить всякую всячину, в основном сувениры и еду типа шоколадок, конфет и растворимых концентратов. Из всего многообразия выбор мой пал на коробочку печенья. Рюкзак решил оставить на лавочке близ кустарниковой ограды, чтобы никого он не смущал, а сам направился в туалет, дабы лёгким душем привести себя в должный вид с целью не вызвать дополнительных вопросов у пограничников.

После водных процедур нужно было чуть обсохнуть на почти полуденном солнышке и я сменил локацию. Только начал снимать рюкзак, приметил европейца (не китайцы прямо-таки «бросаются в глаза») и решил узнать откуда он и куда направляется. Оказалось, что молодой человек по имени Эван из США и преподаёт детям в школе английский язык, а через границу перешёл, чтобы вернуться обратно в ХаНой – делал визовый трюк, называемый также визаран, чтобы удовлетворить формальным требованиям миграционных Служб и пограничного Управления. Посидели-поговорили и решили, что пройдём пограничные формальности совместно, тем более что Эвану тоже нужно было во Вьетнам, а мне было нужно знать, как качественно добраться до столицы.

При проходе границы вышел казус с молодым китайским контролёром, который утверждал, что нельзя снимать и очень ругался потом за одну фоточку, которую я сделал, а потом удалил))) Вообще, странная это политика и большая несправедливость по отношению к человеку: им, значит, фиксировать тебя камерами со всех сторон можно, а тебе их – нельзя, почему так? И так везде на пограничных переходах, а ведь они государственные служащие и для них публичность – часть жизни.

Короче говоря, пришлось минут пять Эвану меня подождать, далее мы уже попали в нейтральную зону, так Китай формально «закончился»!

Дни 23 - 26 | Days 23 - 26. Дни 31 - 33 | Days 31 - 33.